В рамках информационной поддержки проекта возрождения донской породы лошадей «Золото донских степей» мы публикуем замечательный рассказ инициатора проекта Марии Колковой «Почему дончак?»

«Моя любовь к донской породе началась со встречи, которая произошла в 1989 году. Я увидела золотистого коня по кличке Кагал.

Что в нем меня впечатлило больше всего? Яркий внешний вид, необычная масть, выразительные глаза, грация и темперамент, он знал себе цену! Его тогда только привезли из проката КСК «Битца» в конный приют «Уникум», где и произошло мое знакомство с первой «золотой» лошадью.

кагал

На фотографии Кагал 1989 год. Фото из архивов автора.

Через два года мы вернулись из долгосрочной папиной командировки в Москву, и я стала ходить на занятия в «Уникум», который располагался как раз рядом с нашей дачей. Помню, что на всех моих детских рисунках были лошади либо серой, либо вороной масти. Но в жизни мне почему-то стали встречаться именно золотисто-рыжие. Мои первые уроки были на буденновском мерине Почине, который аккуратно возил меня по березовой роще и выполнял все мои еще не очень четкие команды.

Вторая встреча с Кагалом была уже на территории конного двора «Савраска», где я со временем стала работать. В стенах старой фермы я увидела его, стоящего в стойле, с закрытыми глазами, дремлющего на солнышке, которое отражалось блеском в его нежной, гладкой шерстке. Он снова произвел на меня огромное впечатление, и я не могла не отметить, до чего же он нарядный и необычный конь!

мария и кагал

На фотографии Кагал 1989 год. Фото из архивов автора.

И вот тут началась самая незабываемая пора...! Восемь лет мы провели бок о бок, летом я могла сидеть на конюшне днями напролет, а в учебное время приезжала на выходные и каникулы.

Мои стихи и рассказы были посвящены ему! Я обожала начищать его золотистую шерсть до блеска, расчесывать редкие хвост и гриву. Даже копыта мыла и мазала мазью, что позабавило в то время, наверное, всех. Еще шила вальтрапы, криво-косо, но — для него, и с вышивкой его имени и с бахромой, переплетала лентами налобник. Для самого лучшего в мире коня я старалась сделать все самое-самое! Мы скакали с ним по заснеженным полям без седла, прыгали через небольшие бревнышки в лесу, паслись, купались в пруду, напополам ели яблоки. Он был самым востребованным в прокате, что, конечно, меня «слегка» расстраивало, потому что водить смены всегда приходилось на ком-то другом.

Возвращаясь назад, хочется рассказать, что Кагал, которого прозвали «Кузей» за то, что он устраивал всем «кузькину мать» и кусался, был строгим под седлом, новичков проверял на «вшивость», не любил, когда на него долго садились, словом характер у него был не сахар. А со временем, когда конь понял, что никто не собирается с ним жестоко обращаться, он перестал кусаться, стал покладистым в общении и в езде. Новые условия жизни изменили его довольно быстро. А что лошади нужно? Да все просто: выгул и общение с другими лошадьми, хорошее питание, спокойная атмосфера и любовь…

Эти волшебные дни, проведенные в «Савраске»— настоящая сказка, сбывшаяся мечта детства, они поддерживают меня по сей день.

Когда пришло время расставания, ему был только 21 год. Это была случайность, он мог бы прожить еще много лет, но видимо так сошлись звезды. Для любого из нас потеря друга — тяжелое испытание. Но я осталась рядом с лошадьми и очень благодарна тем, кто помог мне в этом. Хотя в какой-то момент я почувствовала полное опустошение и потерю интереса. Приезжая на конюшню, я как будто попадала в пустыню, где кроме раскаленного солнцем песка ни души. Ведь только недавно в тот морозный и солнечный день мы шагали и мечтали о том, как будем еще много лет вместе…

Встреча со Сбором (домашняя кличка Барс) произошла в ПО «Берег». Помню объявление на форуме с призывом приехать и познакомится с дончаками. Для меня этот призыв был одновременно криком Души! Как я соскучилась по золотой шерстке, по большим, карим глазам в черной обводке, по белым носам, по темной редкой гривке!!! И как я боялась приехать и просто не сдержать слез...

Судьба привела меня и к этим рыжикам случайно или специально, сейчас трудно вспомнить. Конечно, мне этого очень хотелось и это сбылось.

Я ходила по конюшне с широко раскрытыми глазами, кажется, и не моргала — передо мной было сразу три дончака! Все светло-золотисто рыжие, восточные, выразительные и умопомрачительной красоты.

Почему? Что в них такого? Кто ты, донской конь? Я могу сказать, что это очень чуткие, отзывчивые лошади, невероятно благородные и умные. Они способны выделять своего человека, служить ему верой и правдой, быть хорошими партнерами в детском и любительском спорте и чутким другом в повседневной жизни, взамен требуя всего лишь любви и бережного отношения.

Сбора я выделила сразу, боясь подходить к нему, наблюдала со стороны. Он был очень похож на Кагала и одновременно — совсем другой. Тогда он показался мне не только статным, но и высоким. В остальном же первое наше знакомство можно описать так: я с замиранием сердца, не отрывая глаз, смотрю на лошадь. На донскую лошадь!

Решение купить Сбора было самым осознанным. Сложно передать те чувства, которые мною овладевали, когда я впервые вывела его на развязки. Что-то родное, близкое, то что вызывает трепет и восторг, вдруг снова заблестело в моих глазах.

мария и сбор

Мария и Кагал 1995-96 гг. Фото из архива автора.

Оказалось, что совсем немного требуется лошади для того, чтобы она восстановила свое эмоциональное состояние и вновь поверила человеку. Это немногое и есть условия жизни и отношение к самой лошади.

Наше первое место постоя, куда я могла приезжать через день и сама моционить своего коня, было недалеко от моего дома, мы стали выезжать в поля, Сбор вел себя очень эмоционально, все время предлагал проскакать на поле. На предыдущем месте от него в полевой езде часто требовалось нестись наперегонки с другими лошадьми, он был уверен, что именно этого мне и не хватает! На повод реагировал бурно, ждал грубости, одергивания. Работа не клеилась, была нервной, конь не доверял мне. Строгим в езде он не был, не свечил, не ссаживал, только вот заводился и никак не мог успокоиться. Совсем скоро Сбор получил очень серьезную травму в леваде — перелом, и для нас наступили дни под названием «верим в лучшее». Я была занята только тем, чтобы восстановить коня и между нами установилось крепко доверие. Через 8 месяцев мы со Сбором уже участвовали в выставке «Золотая лошадь», которая впервые проходила в Москве на Планерной.

мария и барс

Мария и Кагал 1995-96 гг. Фото из архива автора.

Когда мы переехали на другую конюшню, где была возможность выпускать его в леваду с другими лошадьми, где берейтор о нем очень заботился после травмы, и куда я тоже довольно часто могла ездить, мы начали работать его шагом и рысью в полях.

Тут- то я поняла, что конь расслабился, он был полон сил, но уже не предлагал безбашенной скачки, он как-то радостно и спокойно возил меня в поля, видимо понял, что жесткого обращения уже не будет.

мария колкова и барс

На фотографии Барс (Сбор 62) донской породы, рожден в Зимовниковском кз. Фотографии Фефы Королевой.

За 10 лет нашей дружбы со Сбором мы научились принимать все, что дается нам с благодарностью. Были и беззаботные дни, и трудные моменты, которые многому меня научили, открыли новые грани понимания лошади, ее потребностей к содержанию и продолжают учить по сей день. Я коплю, главным образом, для себя, знания по содержанию лошадей, этого очень не хватает всем нашим конюшням. А мне важнее всего понять, как грамотно организовать быт лошадей. Ведь, как показывает практика, именно быт — залог их психоэмоциональной стабильности и физического здоровья.

Почему же я выбираю эту породу, кто для меня – дончак? Дончак — это лошадь не одного хозяина, как о ней часто говорят, а лошадь, которая воспринимает только честные отношения, основанные на любви и доверии, и тогда раскрывается полностью, сотрудничает, борется за победу, даже может выручить в трудную минуту! Это требует от человека самовоспитания, совершенствования... к сожалению, в реалиях спорта обеспечить такой подход сложно. Конечно, каждая лошадь заслуживает такого отношения, но дончак — именно дончак — может научить этому…

Я очень благодарна судьбе за то, что она дала мне шанс вновь быть другом донскому коню. Вновь чувствовать это тепло общения и обратную связь. Вновь любоваться грацией и красотой этой породы. И, конечно, я благодарна за тех друзей, с которыми свела меня конная жизнь».

(Автор: Мария Колкова. Фото заголовка: Мария и Барс 2018 год. Фотография Марии Орловой).

Друзья! Если вы хотите поддержать проект «Золото донских степей», вы можете написать Марии Колковой на почту kagal@bk.ru.